Стенографический отчёт о заседании президиума Государственного совета о социальной политике в отношении граждан пожилого возраста и повышении качества их жизни.

25 октября 2010 года, 14:30 Московская область, Горки

Фото пресс-службы Президента России

Выступление на заседании президиума Госсовета по вопросам улучшения качества жизни пожилых людей
25 октября 2010 года Московская область, Горки

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые коллеги!

У нас сегодня заседание президиума Госсовета, которое посвящено социальной политике в отношении людей пожилого возраста. Мы уже некоторое время занимаемся этим вопросом. Эта тема находится под моим личным контролем. Только за последний месяц я провёл несколько совещаний и встреч в самых разных местах нашей страны. Побывал и в региональных центрах социального обслуживания и в пансионатах для ветеранов. Встречался в этом зале с социальными работниками. Ситуация на местах, и вы это отлично знаете, я в данном случае уже говорю о губернаторах, она разная. В одних регионах она получше, в других – похуже. Очевидно, что заниматься есть чем практически в любой территории. Одна из задач сегодняшнего президиума Госсовета, обобщить и распространить то, что называется лучшими региональными практиками. На этом заседании президиума мы примем и конкретные решения, и я дам соответствующие поручения как итог работы в последний месяц.

Я уже говорил о том, что забота о людях старшего поколения – это безусловный государственный приоритет. Надо помнить, что у нас в стране очень много людей зрелого возраста. По тем стандартам, которые мы обычно предъявляем, это более 30 миллионов людей пожилого возраста, то есть практически каждый пятый и даже больше.

По оценкам экспертов, в предстоящее десятилетие число пенсионеров будет расти – так и должно быть, потому что мы стараемся увеличивать средний возраст, особенно в части, касающейся людей старше восьмидесяти лет. Надо сделать так, чтобы условия их жизни и в городах, и в сельской местности улучшались, чтобы люди в преклонном возрасте чувствовали себя вовлечёнными в нормальную жизнь.

Я уже отмечал, что за последнее время нам удалось кое-что сделать для совершенствования качества жизни пожилых людей. Пенсии каждый год увеличиваются, хотя, конечно, в общем всегда кажутся меньше, чем должны быть. Мы приняли решение, с тем чтобы советский стаж учитывался в более полной степени. Сегодня у нас уже нет пенсионеров, у которых доходы ниже прожиточного минимума (хотя есть, конечно, и совсем небольшие пенсии). Это только первый шаг в развитии пенсионной системы. В ближайшее время мы должны будем предпринять и другие шаги. Они требуют отдельного обсуждения.

Определяющее значение для здоровья пожилых людей, для снижения уровня смертности имеет состояние медицинской помощи, состояние на лекарственном рынке. Здесь крайне важно сохранить нормальный уровень обслуживания и стабильные цены на препараты и их ассортимент. В этом контексте государственные закупки лекарственных средств должны стать максимально эффективными. В настоящий момент это, к сожалению, не всегда так. Искусственное завышение цен в этой сфере выглядит просто аморально, если не сказать – преступно. Кроме того, надо предметно проработать и вопрос об обеспечении лекарственными средствами в рамках тех региональных программ, которые существуют у вас в территориях. А в самих регионах это тоже очень важная задача, кстати сказать, она мало где решена подобающим образом, навести порядок с учётом льготников и выделяемых на них денег. Нужно расширять и аптечную сеть, об этом сказано было неоднократно, практику продажи лекарств в фельдшерско-акушерских пунктах, которая сейчас уже стала доступна (с 1 сентября), упрощать выдачу пожилым людям рецептов и внедрять удобную для них форму доставки лекарств на дом. Я недавно обсуждал эту тему в Козельске.

Крайне важно для тех, кому трудно передвигаться самостоятельно, кто живёт в отдалённых населённых пунктах и в сельской местности, развивать как раз вот такие формы. Там пенсионеры наиболее беззащитны в силу низкого уровня бытового и социального обслуживания. И у них должна быть возможность получать такого рода социально-бытовые, медицинские услуги при помощи мобильных бригад, при помощи новых социальных технологий и средств телекоммуникаций.

Теперь ещё об одной важней проблеме: у нас в стране работает более четырёх тысяч социальных учреждений. Они все разные по качеству [обслуживания], но при этом очереди в стационарные учреждения – я имею в виду дома-интернаты, геронтологические центры, другие подобные заведения – не уменьшаются, а состояние этих домов, этих учреждений, этих центров, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Есть, конечно, и передовые [учреждения], куда обычно начальство водят для того, чтобы продемонстрировать, как нужно работать. Но есть и такие, куда просто страшно заходить, где нужно безотлагательно наводить порядок. Это не значит, что там должна быть какая-то роскошь, это сейчас невозможно сделать, но элементарные вещи можно сделать где угодно – я в этом уверен, и в сельской местности, и в городе, и в новом здании, и в здании, которое построено в 30-е годы. При этом мы обязаны переселять пожилых людей из ветхих и аварийных помещений, строить для них современные здания. Тем более, когда я посещал эти социальные учреждения, люди у нас очень отзывчивые и благодарные на любую помощь – и благодарят, по сути, за вещи, за которые, откровенно говоря, и благодарить кажется как минимум странно. То есть любое внимание воспринимается с большой благодарностью.

Наряду с традиционными домами-интернатами должны развиваться уже появившиеся у нас геронтологические центры, пансионаты для ветеранов и дома малой вместимости. Мы смотрели подобный опыт, в том числе в Курске.

Хотел бы ещё раз отметить, что забота о пожилых людях не должны быть формальностью, она должна быть в зоне постоянного внимания. Мы за последнее время стали гораздо более внимательно относиться к нашим молодым людям. Более того, заниматься детьми стало престижно, практически все понимают, что это приоритет: и федеральные власти, и региональные власти, и бизнес, и общественные структуры. А вот заниматься пожилыми людьми, людьми престарелого возраста в нашей стране пока не очень модно. Это не та тема, которая является предметом общественного внимания. Но мы понимаем, что это не менее важная тема, чем забота о будущем.

Нужно, кстати, позаботиться и об организации досуга пожилых людей. Есть целый ряд интересных идей. Одна из идей, которая недавно прозвучала, – это социальный туризм. Сделать доступным пользование – конечно, на льготных началах – спортивно-оздоровительными объектами, в том числе в учреждениях образования. Я знаю, что в ряде регионов такой опыт есть, и его нужно распространять.

Ещё одна тема, которая связана с темой социального обслуживания людей пожилого возраста, – это собственно социальные работники. Мы понимаем, что от того, как они работают, от того, как они понимают свои задачи, от их социального статуса зависит и самочувствие пенсионеров. Но, надо признаться откровенно (мы как раз в этом зале это обсуждали), даже зарплата [социальных работников] по регионам очень существенно разнится: в ряде случаев по отдельным регионам зарплата ниже установленного прожиточного минимума. Но мы обязаны понимать, что именно этим людям мы отдаём заботу о гражданах престарелого возраста. Мы их должны морально стимулировать, материально стимулировать. И, кстати сказать, там тоже люди без завышенной самооценки: это люди, которые трудятся в силу призвания. Мы понимаем насколько это тяжёлый труд – общаться с людьми уже зрелого возраста, помогать им, обслуживать их. Поэтому нужно повышать престиж этой профессии. Здесь как раз, когда я общался с ними, мы договорились, что мы даже будем проводить всероссийский смотр «Лучший социальный работник», так же как мы это делаем применительно к учителям.

Нам нужно развивать и специальные знания о процессах старения, включать геронтологию и гериатрию в учебные планы соответствующих вузов. Нужно предложить засчитывать студентам в качестве практики работу с гражданами пожилого возраста. Это, кстати, улучшит и кадровый состав социальных органов.

Во многих местах к социальному обслуживанию пожилых людей привлекаются сегодня и некоммерческие организации, и кое-где – бизнес-структуры. Но это тема, которую нужно развивать отдельно, в том числе в рамках частно-государственного и общественно-государственного партнёрства.

Может быть, одной из самых трудных тем для людей пожилого возраста, одной их самых чувствительных тем является обеспечение жилищно-коммунальными услугами, особенно для тех, кто живёт в своих квартирах, в своих домах. Мы отдельно займёмся этой темой. Я буду ей заниматься в течение следующего месяца, а также [мы] посвятим ей последующее заседание президиума Госсовета в конце ноября.

И, наконец, последнее – в области законодательства. Очевидно, что его можно и нужно развивать, нужно подумать о его совершенствовании. Возможно, это тоже следует обсудить – и подготовку нового закона о социальном обслуживании, причём он может касаться не только людей пожилого возраста, но и всего населения нашей страны.

Вот основные направления работы. Сейчас у нас прозвучат два доклада.

Сначала доклады от Президиума – доклад губернатора Ханты-Мансийского автономного округа Натальи Владимировны Комаровой.

Пожалуйста.

Н.КОМАРОВА: Спасибо.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Обсуждение мер поддержки граждан старшего поколения на таком уровне – действительно одно из востребованных и ожидаемых обществом решений. Занимаясь подготовкой доклада, анализируя то, как живёт эта тема в отдельных субъектах Российской Федерации, в целом в Российской Федерации, члены рабочей группы отметили, что происходит смена представлений и негласных установок, существовавших в отношении пожилых.

Сегодня трудовой и общественный потенциал старшего поколения становится востребованным обществом. В этой связи ещё раз с благодарностью отмечу вклад ветеранов Великой Отечественной войны. Они победили в 1945-м, и сегодня они помогают обществу научиться с уважением относиться к взрослому человеку. Забота о ветеранах вытягивает вперёд работу социальных служб, медицину и в целом для страны играет роль социального локомотива. Для большинства людей модернизация общества и состоит в том, чтобы страна становилась всё более благоустроенной для граждан всех возрастов: от рождения до глубокой старости.

Вы отметили, Дмитрий Анатольевич, те меры, которые уже приняты в развитие пенсионного обеспечения. Но тем не менее усилий одного только государства на этом поле недостаточно, и перспективным направлением повышения финансовой обеспеченности людей старшего поколения является создание корпоративных социальных фондов. Нужно отметить, что именно они предусматривают возможность получения дополнительного пакета услуг по медицинскому страхованию, по пенсионному обеспечению, по оздоровлению, по предоставлению социальных выплат после выхода работника на пенсию. Кстати, эта система довольно большое распространение имеет в зарубежных странах. Подобная социальная система действует и у нас в стране. Этим занимаются компании, которые осуществляют свою производственную деятельность в Ханты-Мансийском автономном округе, в Ненецком автономном округе, в Еврейской автономной области и других субъектах Российской Федерации. Поэтому остаётся актуальной тема, которая позволила бы мотивировать предприятие в правовом смысле стимулировать на создание такого рода фонда на предприятии.

Рабочая группа считает, что базовой проблемой для старшего поколения является так называемая социальная изолированность, когда с возрастом человек теряет вовлечённость в общественные процессы. Ставя задачу найти решения, которые способны продлить активное долголетие пожилых людей, мы выделили несколько ключевых, на наш взгляд, направлений фокусировки усилий.

Первое – это возможность продолжить трудовую деятельность по достижении пенсионного возраста. Члены рабочей группы считают, что сложилась потребность в том, чтобы законодательно обеспечить для достигающих пенсионного возраста людей право на получение услуги по самозанятости и обучение основам предпринимательства, компьютерной грамотности и другим знаниям. При этом пенсионерам не будет присваиваться статус безработных, и поэтому не нужно будет выплачивать им пособия по безработице либо стипендий, но будет предоставлена возможность создать или найти себе рабочее место.

Второе важное направление поддержки деятельного долголетия – это обеспечение высокого качества медицинских и социальных услуг, повышение их доступности. Вы уже отметили, Дмитрий Анатольевич, наиболее болезненную часть этой темы – лекарственное обеспечение. Здесь, изучив опыт разных субъектов Российской Федерации, расскажу об альтернативной системе, при которой государство покупает не препараты, а услугу по лекарственному обеспечению граждан. Она уже внедрена в Нижегородской области и частично запущена в Липецкой и Ростовской областях. При такой системе отобранный по конкурсу исполнитель приобретает лекарства на товарной бирже, где зарегистрировано около сотни производителей. В этом случае снижается, безусловно, стоимость этих лекарственных препаратов, как говорит опыт этих субъектов Российской Федерации, практически на 18 процентов, как минимум, в среднем, и при этом становятся конкурентоспособными лекарства российского производства. И, кроме того, существенно снижаются негативные последствия сложившейся традиции применения 94-го ФЗ. Воспользовавшиеся таким механизмом субъекты Российской Федерации считают, что необходимо изучить возможность распространения этого опыта в масштабе всей страны.

Что касается второго аспекта социальных услуг, хотелось бы отметить, что сегодня этот сектор ограничен в росте из-за государственной монополии. Очевидно, что, открыв доступ бизнесу и некоммерческим организациям в этот сектор, в конечном счёте мы сможем перейти к развитию конкурентоспособного сектора социального сервиса. Для активизации коммерческих и некоммерческих организаций, готовых работать в секторе социальных услуг, прежде всего необходимо на федеральном уровне заполнить юридические пустыри. Необходимо уравнять в правах на оказание социальной помощи государственные и негосударственные социальные службы, сформировать госзаказ на гарантированные и дополнительные социальные услуги. Есть потребность в установлении стандартов, норм и нормативов в области социального обслуживания каждой из категорий населения в правовом урегулировании особенностей договорных отношений при оказании социальных услуг.

Уже сегодня можно говорить о том, что в регионах существуют наработки для пилотных проектов в сфере государственно-частного и общественно-государственного партнёрства. Например, в Санкт-Петербурге уже реализуется проект тревожной кнопки, связанный с оказанием экстренной социально-медицинской помощи пожилым гражданам и инвалидам, в Оренбургской области проект по организации паломнических туров для пенсионеров. В Самарской области налажено сотрудничество с Российским Красным Крестом по социально-медицинскому обслуживанию на дому. Во многих регионах активно развивается волонтёрство, причём именно пожилые люди здесь играют главную скрипку.

Ещё одна позитивная тенденция в этой работе состоит в том, что в ряде регионов Российской Федерации возрождается практика сотрудничества с представителями традиционных религий по оказанию паллиативной помощи гражданам пожилого возраста. Рабочая группа считает, что назрела необходимость системно поддержать это направление, потому что оно прежде всего востребовано самими гражданами пожилого возраста.

Третий элемент в системе активного долголетия, как Вы справедливо заметили, Дмитрий Анатольевич, это поддержка активного досуга и здорового отдыха пожилых людей. По опыту и общению с пожилыми людьми и по тем предложениям, которые дали регионы, будет востребовано проведение мероприятия всероссийского масштаба для такой категории граждан. Вот, например, у нас, в Ханты-Мансийском автономном округе, такая серьёзная спортивная биография, и мы были бы готовы принять первое всероссийское соревнование для людей старшего возраста на югорской земле.

В отношении отдыха. На встречах с пенсионерами, ветеранами и инвалидами неоднократно поднимался вопрос, очень чувствительный именно для северян. Федеральным законом для них один раз в год гарантировано право на оплату проезда к месту отдыха и обратно. Пользуясь случаем, уважаемый Дмитрий Анатольевич, выполню наказ всех семей северян, имеющих право на эту компенсацию, попрошу Вас оказать содействие в снятии излишних бюрократических рогаток для получения этих выплат.

Дело вот в чём. Помимо проездных документов пенсионеры вынуждены добывать разного рода справки, подтверждающие то, что они отдыхали. Поскольку само это понятие внятно законодательством не определено, у нас, у чиновников, возникают соблазн и возможность по-своему трактовать, произошёл этот факт или не произошёл. Факт такого произвольного поведения чиновников в этом вопросе подтверждает судебная практика. Я думаю, что вряд ли целесообразно системное вовлечение пенсионеров в судебные тяжбы с государством. Не для этого мы, собственно говоря, это право определяли законодательством Российской Федерации.

Уважаемые коллеги! Если деятельное долголетие – это основа для повышения качества жизни и активности пожилых людей, то второй блок наших обязательств связан с обслуживанием нуждающихся в постоянном уходе одиноких пожилых людей. Проблема одинокой старости приобрела действительно массовый характер. В большинстве случаев именно на одиночество жалуются пожилые люди даже чаще, чем на болезнь или недостаточный уровень пенсионного обеспечения. Это говорит прежде всего о необходимости укрепления такой семейной ценности, как забота о пожилых членах семьи. Здесь необходим, на мой взгляд, самый широкий инструментарий: начиная от практики семейных сертификатов для ухаживающих за внуками пенсионеров и семей, не прибегающих к услугам социальных служб для ухода за стариками, заканчивая механизмами социальной рекламы для формирования положительного восприятия таких семейных принципов.

Вы называли, Дмитрий Анатольевич, ещё один аспект этой проблемы, связанный с очередями в учреждениях социального обслуживания для пожилых людей. Очевидно, что решение этой проблемы в целом по стране потребует не только значительных средств и времени, но и распространения новых подходов. В этой связи, на наш взгляд, в правовой поддержке и тиражировании, кроме тех мер, о которых Вы уже сказали, нуждается практика регионов по развитию института приёмной семьи и профессиональных опекунов. Это решения, которые, с одной стороны, по оценкам экспертов, в 8–10 раз снижают затраты бюджета на обслуживание пожилых людей и одновременно обеспечивают выполнение социальной услуги, воссоздавая семейные условия для проживания одиноких пожилых граждан. Такая практика помогает оздоровлению института семьи и общества в целом.

Хочу обратить внимание и на то, что именно одинокие пожилые люди являются наиболее социально уязвимой группой с точки зрения угрозы мошеннических действий. Здесь, на наш взгляд, необходимо проработать соответствующие барьеры, в частности, возможность аннулирования сделки купли-продажи недвижимого имущества людей пенсионного возраста и ограничить право на отчуждение недвижимого имущества пожилых людей, числящихся пропавшими без вести.

Завершая выступление, от имени рабочей группы должна поблагодарить членов президиума всех субъектов Российской Федерации. Практически каждый из них – министерства, Правительство Российской Федерации, в первую очередь Министерство социального развития и здравоохранения, – представил материалы, которые запросила рабочая группа, потому что тот материал, который мы представили на сегодняшнем заседании, был сформирован в большой степени субъектами Российской Федерации и из материалов Министерства.

Завершая, замечу следующее, что сегодняшнее обсуждение, надеюсь, позволит снизить тревожность тезиса о старении населения Российской Федерации. Ведь если люди живут дольше, значит, наша работа влияет всё-таки на улучшение качества жизни людей. Именно поэтому любое наше управленческое решение в области, которую мы сегодня обсуждаем, должно проверяться на соответствие трём принципам: чтобы пожилой человек был обеспечен, здоров и не чувствовал себя одиноким. Благодарю за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Наталья Владимировна.

Теперь слово Министру здравоохранения и социального развития. Пожалуйста, Татьяна Алексеевна.

Т.ГОЛИКОВА: Спасибо.

Для удобства у вас на столах есть короткая презентация. И в начале этой презентации, уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги, я бы хотела остановиться на том социально-демографическом портрете пожилых людей, который мы имели за 2009 год. Напомню, что данные по численности населения за 2009 год у нас составили 141,9 миллиона человек. И, как Вы справедливо сказали в своём докладе, 30,7 миллиона – это граждане в возрасте старше трудоспособного. Что же они из себя представляют с точки зрения мужского и женского населения? Мужчины в возрасте старше трудоспособного составляют 8,6 миллиона человек, женщины – 22,1 миллиона человек. Из них, соответственно, мужское население – 3 миллиона – проживает в сельской местности и среди женского населения 14,2 миллиона человек проживают в сельской местности. Таким образом, 64 процента пенсионеров у нас сегодня проживают на селе. Ожидаемая продолжительность жизни, по данным за 2009 год, у мужского населения – 62,9, у женского – 75 лет.

И здесь я должна сказать, что все наши усилия, которые были осуществлены в 2009 году, привели к тому, что средний размер пенсии мужского населения составил 6,5 тысячи рублей, женского – 6 тысяч. Но уже те изменения, о которых Вы сказали во вступительном слове, дали существенный прирост пенсий в 2010 году, и сейчас мы приближаемся к 8 тысячам рублей.

Но должна сказать, что из той структуры пожилых людей на сегодняшний день в общественном производстве занято 3 миллиона мужчин и 5 миллионов женщин. Соответственно, они получают среднюю заработную плату. Средняя заработная плата мужчин оценивается, по данным Росстата, также за 2009 год в 19,6 тысячи рублей и женщин – 13,7 тысячи рублей, так как они, как правило, работают на низкооплачиваемой работе.

Здесь я бы хотела сказать, что, исходя из той структуры, которая у нас на сегодняшний день сформирована, у нас пожилые люди социально делятся на три группы, и мы об этом также уже говорили. Это активные люди, которые готовы к вовлечению в общественную жизнь. И количество таких людей, по оценкам экспертов, у нас составляет более 12 миллионов человек. Есть одинокие либо одинокопроживающие граждане, которые требуют определённых социальных услуг, количество таких граждан у нас превышает 6 миллионов человек. И есть граждане, которые нуждаются в паллиативной помощи и постоянном постороннем уходе. Таких граждан у нас около 4,5 миллиона человек. Соответственно, те направления деятельности, которые так или иначе звучат во всех докладах и звучат во всех сообщениях, структурированы по четырём направлениям: это материальное обеспечение, медицинское обслуживание, социальная реабилитация и эффективное использование трудового потенциала.

Я бы хотела остановиться на тех вопросах, о которых мы ещё не говорили.

Д.МЕДВЕДЕВ: Татьяна Алексеевна, социальный портрет довольно любопытный, на это не всегда обращают внимание. Правильно я понимаю, что эти 30 миллионов человек – это, стало быть, женщины старше 55 и мужчины старше 60 лет?

Т.ГОЛИКОВА: Да.

Д.МЕДВЕДЕВ: И здесь соотношение, именно в этих возрастных группах то есть, три четверти к одной четверти?

Т.ГОЛИКОВА: Да, именно такое.

Я бы ещё привлекла ваше внимание к четвёртому слайду, потому что здесь речь идёт о потребительской корзине пенсионера в динамике за ряд лет. Я обратила ваше внимание на вторую часть этого слайда относительно структуры потребительских расходов пенсионеров. И вы видите, что 2008–2009 годы характеризуют существенный прирост в оплате услуг в структуре потребительской корзины пенсионера на 4,6 процента и на 2,3 процента рост коммунальных услуг в структуре потребительской корзины пенсионера. Очевидно, что это связано с теми тарифами на услуги, которые предоставляются, и вы видите, что снижается доля питания и доля покупки непродовольственных товаров.

В настоящее время в Государственной Думе находится законопроект, который предполагает уже с 2012 года пересмотреть минимальный набор продуктов питания в структуре потребительской корзины. Мы рассчитываем, что уже во втором чтении мы примем новый подход к потребительской корзине по 2012–2016 годам, который существенно увеличит объёмы потребления мясных продуктов, рыбы и фруктов, являющихся относительно более ценными в питательном отношении. Одновременно мы уменьшим объёмы потребления хлебопродуктов, картофеля, яиц и некоторых других продуктов. В принципе такой подход на сегодняшний день согласован с нашими социальными партнёрами. Мы считаем, что он целесообразен, поскольку применяется в значительном количестве развитых стран, так называемый нормативно-статистический метод.

Но здесь было бы, наверное, важно сказать не только о потребительской корзине пенсионеров. Я прошу ваше внимание к слайду №5. Здесь важно также поговорить и о потребительских расходах пенсионеров. Дело в том, что потребительские расходы пенсионеров на 4883 рубля в 2009 году выше, чем потребительская корзина пенсионера. Здесь в структуре также наблюдается достаточно серьёзный рост жилищно-коммунальных услуг и топлива, и достаточно большую долю – 5,7 процента, в два с половиной раза больше, чем у всего населения, – занимают расходы на здравоохранение. Мы попытались на основе данных Росстата выявить, сколько же потребительских расходов пенсионеров сегодня занимают расходы на предметы первой необходимости, куда относится санитария и лекарственные средства. По той структуре потребительских расходов, которую мы проанализировали, по 2009 году 15 процентов общей величины расходов на непродовольственные товары, или 670 рублей, занимают расходы на те самые предметы первой необходимости, санитарии и лекарства. При этом я хочу сказать, что в потребительскую корзину входят только недорогие лекарства. Это болеутоляющие и жаропонижающие, привычные нам анальгин, аспирин, валокордин, зелёнка, йод, которые приобретаются в аптечных учреждениях без рецептов, и стоимость такого набора – 670 рублей. Это важно, потому что когда мы говорим о том, сколько же регионы могут или должны тратить на лекарственное обеспечение за счёт своих бюджетов, то, конечно, эта цифра не выдерживается и составляет существенно меньшую величину.

Завершая тему потребительского бюджета, я, конечно, не могу не сказать о пенсионном обеспечении. И мы в рамках тех бюджетов, проекты которых находятся в Государственной Думе и прошли первое чтение, учитывая, что они составлены на три года, запланировали, что в период 2011, 2012 и 2013 годов будут проводиться дальнейшие мероприятия, которые направлены на повышение пенсионного обеспечения, и к концу 2013 года планируется увеличение среднего размера пенсий на 30,4 процента. При этом к 2016–2020 годам по стратегическим задачам, которые мы поставили, мы должны довести средний размер трудовой пенсии до величины, обеспечивающей не менее 2,5–3 прожиточных минимумов пенсионеров. Это те стратегические задачи, которые обозначены и в программе Правительства, и которые органично вписываются в те бюджетные проектировки, которые мы на сегодняшний день внесли в Государственную Думу. И, кроме этого, мы будем реализовывать поручения, которые дали Вы относительно программы долгосрочного развития пенсионной системы, которая также является приоритетной в работе Правительства.

Теперь несколько слов о медицинском обслуживании. Согласно статистике, пожилые люди, как вы знаете, страдают пятью–семью хроническими заболеваниями одновременно. По тем данным, которыми мы на сегодняшний день располагаем, 50 процентов пожилых людей испытывают затруднения при ходьбе и подъёме по лестнице, 31 процент испытывают затруднения при самообслуживании, 8 процентов вовсе не выходят из своих квартир, и 5 процентов не покидают постели, 74 процента пожилых людей употребляют лекарственные средства и два-три раза в месяц нуждаются в вызове скорой медицинской помощи.

Статистика, к сожалению, такова. Но если мы посмотрим на структуру смертности и заболеваемости, то, как и по трудоспособному населению, в структуре смертности лидируют те же заболевания – это болезни системы кровообращения, злокачественные новообразования и внешние причины. И здесь я хочу сказать, что все направления, которые реализуются в рамках национального проекта, в принципе соответствуют тем вызовам, которые есть в структуре заболеваемости и смертности пожилых людей: например, сосудистое направление, которое является самым сложным и одновременно самым востребованным в структуре оказания медицинской помощи.

На сегодняшний день национальным проектом охвачено уже 38 регионов страны. У нас создано 39 региональных сосудистых центров и 107 первичных отделений. 26 процентов пожилых граждан, проживающих в этих регионах, также получают медицинскую помощь в рамках этих региональных и первичных сосудистых отделений. Но буквально на днях мы получили не очень приятную статистику, в том числе от регионов, которые реализуют это направление нацпроекта.

При позитивных сдвигах снижения смертности мы имеем статистику, при которой областные больницы, на базе которых созданы региональные центры и реабилитационная база, работают не в полную мощность. Всего 63 процента больных с инсультами и инфарктами поступают в остром состоянии, а первичные сосудистые отделения, наоборот, работают с перегрузкой в 134 процента. Отсюда, безусловно, страдает качество медицинской помощи, и мощности тех первичных отделений, которые сейчас созданы, они не отвечают тем потребностям, которые есть в соответствующих регионах.

Настораживает факт, что процент перевода больных с инсультами и инфарктами в региональные сосудистые центры при наличии такой возможности составляет всего 1,5–3 процента. Отсюда, естественно, и несвоевременное оказание помощи, и несвоевременное стентирование сосудов сердца, и как следствие – повторные инфаркты миокарда. И я обращаю внимание регионов Российской Федерации на то, что они должны выполнять требования этих программ, которые были ими согласованы и которые они реализуют.

Безусловно, не могу не сказать о той теме, которую Вы обозначили и которая на сегодняшний день в лекарственном обеспечении является наиболее острой, – это тема регионального лекарственного обеспечения, в том числе в силу нормативного неурегулирования этой темы и в связи с отсутствием учёта.

Я ещё раз хочу привлечь особое внимание к тем цифрам – они есть на 11-м слайде, – которые демонстрируют соотношение внимания к пожилым людям по этой теме, если пожилые граждане обеспечиваются за счёт средств федерального бюджета и если пожилые граждане обеспечиваются за счёт средств регионов. В структуре обеспечения за счёт средств федерального бюджета пожилые граждане составляют 70 процентов, в структуре региональных бюджетов – 30 процентов. Если за счёт средств федерального бюджета месячное потребление в 2009 году составило 668 рублей, то есть практически столько же, сколько в потребительской корзине, а там 670 рублей, то за счёт регионов это составило всего-навсего 178 рублей в месяц. Есть очевидные перекосы по Российской Федерации, а в отдельных регионах, как мы уже рассматривали на предыдущем совещании, уровень месячного обеспечения не превышает 40 рублей. Здесь очевидны все те действия, которые намечены с точки зрения разработки региональных программ и с точки зрения формирования перечней лекарственных препаратов, которые необходимы для пожилых людей.

Я не буду останавливаться на тех темах, которые уже обсуждались. Я бы хотела отреагировать на Ваше предложение относительно необходимости переработки закона о социальном обслуживании граждан. Должна сказать, что переходя с 1 января 2005 года на разграничение полномочий и относя тему социального обслуживания к исключительной компетенции регионов Российской Федерации и муниципалитетов, мы думали, что будет принята надлежащая нормативно-правовая база, которая решит эти проблемы. Но на сегодняшний день стало очевидным, что нереализованность в Федеральном законе таких рамочных норм, как нормы, которые регламентируют социальное обслуживание, основы управления государственными социальными службами, экономические и финансовые основы в этой сфере деятельности, вопросы формирования рынка услуг, привлечение исполнителей и услуг из негосударственного сектора социального обслуживания, повышение качества и оптимизация финансовых затрат, норм, регулирующих деятельность по оказанию услуг негосударственными организациями, отсутствие принципов сопряжённости прав и обязанностей граждан в связи с оказанием им услуг, в том числе обязанностей граждан и семей участвовать по согласованию в сфере социального обслуживания, и ряд других, оказавшись неурегулированными на федеральном уровне или по-разному отрегулированными в субъектах Российской Федерации, привела к тому, что у нас на сегодняшний день при достаточно больших примерах позитивного опыта, к сожалению, сфера социального обслуживания не имеет единых принципов и единых подходов к реализации. Поэтому эти все моменты нам и предстоит реализовать в новом законодательстве по социальному обслуживанию.

Буквально два момента по занятости, которые связаны с пожилыми людьми. В 2009 году при содействии органов службы занятости трудоустроено 114,4 тысячи граждан пенсионного возраста, или 35,9 процента от числа граждан данной возрастной категории. В январе–июне 32,8 тысячи человек, или 31,7 процента. Мы также обращаем внимание регионов Российской Федерации, поскольку они реализуют это полномочие в рамках субвенций, передаваемых из федерального бюджета, что все возможности к этому есть.

Более того, я напоминаю, что в прошлом году, принимая изменения в пенсионном законодательстве, мы приняли решение, что с 1 января 2015 года гражданам, которые после трудоспособного возраста хотят продолжить работу, базовая составляющая внутри пенсии за каждый год дополнительной работы сверх пенсионного стажа увеличивается на 6 процентов, если они уже имеют стаж в 30 лет. Если они не доработали стаж 30 лет, то, соответственно, базовая составляющая в пенсии уменьшается на 3 процента.

И в заключение я хочу сказать, что в самое ближайшее время мы сформулируем предложения в соответствии с Вашим поручением по социальному стандарту поддержки социальных работников. При этом ряд мер, которые мы будем реализовывать, не потребуют от нас даже внесения изменений в действующее законодательство, мы можем это сделать в рамках существующих полномочий.

И, завершая, могу сказать уже, что в рамках поправок ко второму чтению бюджета на 2011–2013 годы средства на всероссийскую премию «Лучший социальный работник» мы предусмотрели.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо. У меня вот какой вопрос. Тут большой перечень поручений подготовлен, весьма приличный, потому что он включает в себя всё, чем мы занимались последний месяц и в Курске, и в Козельске, и в Москве, и в других местах. Тем не менее здесь по основному закону, касающемуся социального обслуживания, предлагается установить срок его внесения – 1 июля 2011 года. Не долго это? Мне кажется, что, конечно, это важный, серьёзный закон. Но это всё-таки не Гражданский кодекс из четырёх частей, который писали десять лет. Как, коллеги, сможете поработать быстрее? Я к Правительству и к Думе обращаюсь.

Т.ГОЛИКОВА: Почему там поставлено 1 июля: понятно, что это максимально предельный срок, потому что этот закон потребует обсуждения с экспертами, с сообществом, и он потребует согласования с регионами Российской Федерации. И опыт показывает, что традиционно на это уходит достаточно большое количество времени. При этом, я не буду скрывать, у нас есть вариант законопроекта о социальном обслуживании, который в самом первом приближении, наверное, месяца через полтора мы готовы будем представить для обсуждения.

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте тогда так договоримся. Всё-таки это слишком длинный срок с учётом того, что у нас есть и проект, который может быть базой для обсуждения, есть и люди, которые способны поработать, и наши коллеги из Думы, и коллеги из Администрации, из Правительства, естественно. Поэтому давайте полгода дадим на это дело. Это будет более или менее нормально, понятно, чтобы это в сессию попало ещё и чтобы коллеги на весенней сессии могли бы это обсудить или в двух чтениях, или целиком даже, если получится. Договорились.

Пожалуйста, коллеги, присутствующие здесь. Я обращаюсь к губернаторам, но не только.

Пожалуйста, конечно, Светлана Юрьевна.

С.ОРЛОВА: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

В первую очередь я бы всё-таки хотела Вас поблагодарить, Дмитрий Анатольевич, за закон о дополнительных пенсиях для работников угольных шахт, который Вы подписали. Это тоже очень важный законопроект.

Теперь по теме, которую мы сегодня обсуждаем. Татьяна Алексеевна абсолютно объективно сказала правильные вещи, и мы все, каждый сидел и думал, что нам сегодня нужно беречь серьёзно мужчин, потому что женщины, получается, гораздо дольше живут, и это тоже немаловажный фактор.

Теперь то, что касается лекарственных средств. Сегодня у нас в обществе действительно хорошо воспринимается последний закон, который приблизил лекарственное обеспечение пожилых граждан на селе. Однако, Дмитрий Анатольевич, мы должны говорить и о проблемах. У нас сегодня существует проблема БАДов. У нас очень умные люди, которые приходят под видом социальных работников к пенсионерам, рассказывают, как важны БАДы. Эти БАДы наше население покупает, а многие пенсионеры отдают за эти БАДы последние деньги. Когда мы принимали законопроект о лекарственных средствах, мы внесли поправку, и мы договорились, что мы такой законопроект примем. И думаю, что характерно высказывание одного из участковых милиционеров пенсионерке, которая отдала 20 тысяч за бесполезный курс БАДов: «Ты что, мать, сама подумай, разве из поликлиники кто по домам лекарства понесёт?» Конечно, есть БАДы полезные, никто не говорит, что они не полезны, но под видом БАДов у нас расцветает такой нерегулируемый рынок, и люди наши очень доверчивые.

Д.МЕДВЕДЕВ: Так Вы что предлагаете?

С.ОРЛОВА: Нам нужна поправка в Закон о лекарственных средствах, и Татьяна Алексеевна, когда мы принимали Закон о лекарственных средствах, говорила, что следующим законом пойдёт закон, который касается БАДов. У нас этот вопрос не урегулирован, а раз он не урегулирован, он будет процветать, и людей будут обманывать.

Д.МЕДВЕДЕВ: А как это регулировать, я просто хочу понять. Регулировать можно всё что угодно. У Вас есть предложения?

С.ОРЛОВА: У нас есть предложения.

Во-первых, мы должны в Закон о лекарственных средствах сделать поправку. Там же лицензирование идёт, идут СНиПы определённые, то есть мы готовы этот вопрос детально рассмотреть. Я, конечно, не специалист-медик, но я считаю, что мы не можем этот вопрос оставить неурегулированным.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вопрос в эффективности такого рода решений. Конечно, жульничество всегда раздражает, и, в общем, люди теряют деньги. Но каким образом Вы заставите их не покупать то, что им активно предлагают? Хорошо, я не возражаю, продолжите.

С.ОРЛОВА: Я Вам даже скажу, что в санаториях врачи прописывают БАДы за счёт бюджетных денег, мы столкнулись с такой ситуацией на Северном Кавказе. Спрашиваю: почему вы прописываете, а вы знаете, как это на иммунитет повлияет, а кто вам это разрешил? То есть мы думаем, что этот вопрос тоже позволит сегодня очень серьёзно нам навести порядок.

Теперь по поводу поликлиник, заболеваний. У нас ещё много пожилых людей, которые серьёзно больны. Дмитрий Анатольевич, три года назад, когда у Вас была встреча с китайской делегацией, они Вам сказали, что мы очень многих пенсионеров учим пользоваться интернетом. Я думаю, что нам этот аспект тоже нужно сегодня поднять, есть же старые компьютеры. Во многих регионах очень серьёзно развита телемедицина. Мне кажется, это серьёзно поможет сегодня пожилым людям – чтобы они не нервничали, не стояли в очередях в поликлинике – через телемедицину.

Теперь по поводу регионов. Наталья Владимировна абсолютно объективно и правильно сказала: у нас разная ситуация по регионам. Да, в какой-то момент бывает всплеск, все хорошо относятся к старшему поколению. Но сейчас, как говорится, слава богу, Дмитрий Анатольевич, Вы взялись и системно ведёте эту тему. Вспомните, когда мы начинали работу с детьми. Сегодня порой многие семьи, многие люди Вам говорят огромные слова благодарности. Более 40 законов мы приняли, я уже не говорю о тех социальных вещах, которые нам удалось решить. Также мы берёмся со старшим поколением по регионам. Думаю, что мы, конечно, обязательно учтём это в том докладе, который мы Вам представляем как палата регионов, Сергей Михайлович Миронов Вам представляет по законодательству, эти все аспекты. А социальные работники на самом последнем месте. И права Татьяна Алексеевна, их ещё и самих-то научить нужно. У нас институты даже не выпускают таких специалистов. А это должны быть хорошие специалисты. Иногда они приходят к людям, и получается, тот же пожилой человек ещё и им помогает и говорит: да ладно, мне жалко это социального работника. Я сама с такими вопросами сталкивалась.

Теперь следующий момент, очень важный, – службы занятости. Иногда случается так: после 40 тебе уже нет работы. А мы говорим, что модернизация не только для молодёжи, модернизация для пожилого поколения, и это очень важно. И службы занятости тоже должны как-то поменять свою методику в отношении к человеку. И если человек приходит, он ушёл со своей работы, а нигде не говорится о том, что завтра все бизнесмены начнут давать рабочие места… Но посыл общества, отношение этих служб, которые за счёт государственных денег работают, думаю, что это было бы очень правильно.

Мы посмотрели этот анализ: 40 процентов – продукты, а 50 процентов занимает ЖКХ. Думаю, что если мы соберём ветеранов коммунальных служб и привлечём их к поиску узких мест в городском хозяйстве, мы тоже как-то снизим тарифы, потому что они нам действительно могут профессионально помочь.

Теперь следующий момент. Дмитрий Анатольевич, то, что сделано в плане ветеранов, в целом граждан пожилого возраста, семей, укрепления семейной политики, демографии. Если нам подумать, и если бы Вы поддержали нас, к примеру, в интересах государства сплотить семьи, почему бы нам не рассмотреть возможность выделения, например, ветеранам труда, имеющим трёх и более внуков, земельных участков от Президента России, чтобы внуки рассказывали: «Это деду дали. Деду – землю, матери – материнский капитал, кредит на дом – отцу». Так собранное семейное гнездо больше, чем любая другая мера, продемонстрирует семье её значимость. Так не построят новые особняки на Рублёвке, но можно помочь семьям создать собственное небольшое хозяйство. И думаю, что это было бы поддержано всем населением. И, поверьте мне, Вам очень верят. Ваши выступления, Ваши поездки трогают людей за сердце. Ваше отношение, контроль за поручениями – это очень важно, потому что за каждым Вашим поручением – судьба человека, это людская судьба, это решение многих вопросов.

Теперь, смотрите, по продуктам питания. Вроде бы мы много с Вами сделали вместе: и закон о торговле приняли, и поправку в Административный кодекс. Пока она не принята, потому что в ближайшее время она будет принята. Какая была инициатива этим летом? Многие сельхозпроизводители делали продуктовые фьючерсы. Весной жителям городов предлагалось заключить договор на сумму от одной до нескольких тысяч рублей. Практически прокредитовали, потом они получали партию овощей, фруктов. Это было людям очень важно, потому что даже наши подсобные хозяйства многим людям помогают. Но вместе с тем этот аспект очень ощутимый. Здесь ещё надо нам как-то, что-то подумать. И мы можем вместе подумать в этом вопросе.

И, конечно, очень важный фактор – центры, которые сегодня делает Министерство экономического развития. Вот в Тамбове заходишь в центр. Там, пожалуйста, вы можете узнать величину квартплаты, зарегистрировать электронную подпись, зарегистрировать кадастр, землю – всё это объясняют, всё хорошо. Но услуг для пожилого человека нет. Раз мы это делаем для малого и среднего бизнеса – у нас, кстати, таких центров в России 48, – почему бы сейчас в этих центрах не сделать такую же услугу и для людей пожилого возраста и в целом не разграничивать? Мы – единая страна. Мы – страна, которая с большим сердцем и с большим уважением [относится] к тому, что делают сегодня наши органы власти. Конечно, они нас и критикуют за что-то, и правильно делают. Но то, что эта тема становится приоритетом, Дмитрий Анатольевич, спасибо Вам большое. И по закону я Вас поддерживаю. Можно его ещё сделать и пораньше. У нас есть мировой опыт, есть все ратифицированные договоры. Мы проводили большую конференцию под европейской эгидой в прошлом году, Татьяна Алексеевна была на этой конференции. Мы много ратифицировали с Вами. И думаю, что Вы абсолютно правы, мы должны иметь стандарты, и стандарты такие, которые будут действительно улучшать жизнь нашего старшего поколения. Спасибо Вам большое.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Пожалуйста.

Д.ДМИТРИЕНКО: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники президиума Государственного совета!

Я, во-первых, одну реплику хотел бы сказать по тому, что говорила Светлана Юрьевна. Мы в своей работе в рамках Арктического форума подписали соглашение с компанией «Майкрософт». Причём предмет соглашения в разработке методики обучения пожилых людей компьютерной грамотности, потому что я лично столкнулся с тем, когда свою маму обучал работе с компьютером, что на те элементарные вещи, которые для нас кажутся абсолютно понятными, допустим, нажать Ctrl+Alt+Delete, это всё элементарно, – она говорит: «Нет, подожди, покажи, как это всё должно быть сделано».

Поэтому, вот мне кажется, что тут нужно очень точечно обратить внимание именно на методики, потому что пожилые люди очень хотят учиться, но для них подход должен быть абсолютно другой, чем для молодых людей. Это такая небольшая реплика.

А теперь в рамках основной темы президиума Государственного совета. В Мурманской области количество пенсионеров – 25 процентов. Это более 247 тысяч человек, и областной бюджет на меры социальной поддержки тратит более 5 миллиардов рублей, средняя пенсия более 10,3 тысячи рублей, то есть достаточно серьёзные деньги. 91 процент получателей пенсий получают пенсию по старости.

Достаточно много программ действуют в Мурманской области. Мы всячески поддерживаем население, у нас есть и социальное такси, есть и программа «Помоги ветерану», и программа «Старшее поколение», на помощь в сфере ЖКХ мы тратим более 1,8 миллиарда рублей. Но что я хочу сказать? Ведь на самом деле на Севере очень мало людей, которые там родились, большинство приехали и, в общем-то, обычно хотят уехать. На сегодняшний день по программам помощи по переселению консолидированно мы имеем 4–8 процентов от того, что бы потребовалось. То есть, безусловно, часть людей хотела бы, часть пенсионеров хотела бы жить на Севере, но достаточно большое количество хотело бы уехать и продолжить проживать уже в регионах. Причём там есть определённые ограничения, потому что, как говорят медики, более 25 лет проживания на Севере – значит, уже серьёзно регион менять нельзя. В этом смысле я хотел бы всё-таки обратить внимание на то, что и для регионального, в первую очередь для федерального бюджета, возможно, нужно дать оценки об эффективности переселения пенсионеров из районов Крайнего Севера и, наверное, эти программы расширить. Мы с Виктором Фёдоровичем это обсуждали, он активно помогает, и Министерство финансов тоже внимательно ко всему относится. Но на самом деле, наверное, тут точечными методами не обойтись, и нужно как-то более широко посмотреть на эту программу, то есть всё-таки этот вопрос решать.

Что ещё хотелось бы предложить? Есть такое движение, по крайней мере, я знаю в ряде регионов, называемое «Дети войны». То есть это дети, которые родились либо непосредственно в предвоенные годы, либо во время Великой Отечественной войны, и они наравне со взрослыми участвовали и в работе в тылу, помогали старшим. И я думаю, что уже пришло время посмотреть внимательно на эту категорию населения и совместно региональным и федеральному бюджетам посмотреть какую-то системную поддержку именно этой группе населения.

Ну а в рамках востребованности опыта и знаний старшего поколения, с моей точки зрения, мы сейчас подошли к тому, что будем в области создавать так называемый совет старейшин. То есть это те люди, которые работали на серьёзных должностях в советское время, во времена перестройки, которые хотели бы работать, опыт которых был бы востребован. И я думаю, что это в значительной мере поможет и осмыслению тех процессов, которые идут, и, соответственно, их опыт поможет обучать молодое поколение управленцев. Поэтому, может быть, надо статус придать таким вот советам или, может быть, назвать это каким-то образом иначе в рамках федерального законодательства. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Дмитрий Владимирович.

Пожалуйста, коллеги, прошу коротко выступать.

А.БРОВКО: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Я хотел бы вашему вниманию предложить один из механизмов, который на данный момент запускается в Волгоградской области. И я считаю, что этот механизм позволит не только оказывать помощь на дому пожилым людям, но и формировать экосистему заботы о здоровье и психоэмоциональном состоянии каждого отдельно взятого пожилого человека. Прежде чем подойти к решению этих вопросов, мы сделали опрос людей старшего поколения, которым предложили самостоятельно определить пять потребностей, удовлетворение которых увеличило бы их уровень и качество жизни. Кроме того, им также было предложено расположить их в порядке приоритетов. Результаты: первое – собственное здоровье, второе – качество больничного обслуживания и стоимость медикаментов, недостаток внимания, цена на основные группы продуктов и стоимость услуг ЖКХ. Таким образом, забота о здоровье и качестве медицинских услуг – наиболее приоритетная задача, которую пожилые люди ставят перед обществом.

Более 70 процентов пожилых людей Волгоградской области страдают сердечно-сосудистыми заболеваниями и диабетом, 2–3 раза в месяц пожилые люди этой группы вынуждены обращаться в скорую медицинскую помощь. Более половины смертей связаны именно с этим заболеванием, а 25 процентов умирают во сне. В психологической поддержке нуждаются более половины пожилых людей. Фактически статистика по Волгоградской области повторяет статистику по России.

Так в чём состоит схема работы предложенного механизма? Во-первых, это центр мобильной медицинской помощи, диагностики в области работы здоровья сердца и профилактики диабета. Схема: клиентская часть – это миниатюрное устройство в виде наручных часов, в виде браслета, которое постоянно ведёт мониторинг работы сердца 24 часа в сутки и посредством всевозможных каналов передачи связи передаёт в серверную часть в медицинский колл-центр кардиограмму. В случае фиксации нарушения – автоматическое оповещение абонента. И также устанавливается связь с высокопрофессиональным сотрудником центра, который определит дальнейшее лечение этого пожилого человека. В крайних случаях, когда человек теряет сознание, либо это происходит во сне, встроенный в прибор GPS определяет местонахождение пожилого человека, и здесь оказывается медицинская помощь. И во время движения медицинской помощи такая диаграмма, которая передаётся по средствам связи, определяет уже причину. И, соответственно, в дороге врачи уже определяют, какой препарат ввести.

Такая практика уже, естественно, применяется во многих странах, и мы проработали с израильской компанией, которая имеет наибольший опыт такой работы, и в январе мы в Волгоградской области запускаем этот проект. Для примера: в Израиле 350 тысяч человек пожилого возраста обслуживается, колл-центр – 500 квадратных метров, всего лишь 25 высокопрофессиональных операторов. 5 тысяч человек в Волгоградской области примут участие в 2011 году. Это позволит сэкономить бюджетных средств в 100 миллионов рублей, занимаемые ими койко-дни в госпиталях снизятся в 3,5 раза, абонентское обслуживание всего лишь 1,5 тысячи рублей в месяц, мы на это тратим всего лишь 30 миллионов рублей. Я предлагаю этот опыт на примере Волгоградской области рассмотреть, Волгоградскую область сделать пилотом внедрения этого механизма.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста, Николай Васильевич.

Н.ДЕНИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Ситуация в Брянской области такая: практически каждый четвёртый – житель пенсионного возраста. Я бы хотел высказать Вам слова признательности за то, что делается в отношении вообще ветеранов и в отношении жилья. На 1 марта 2005 года у нас на очереди стояло 112 человек, на 15 октября этого года – 2144 человека, из них – 1660 получили жильё. Но хотелось бы, Дмитрий Анатольевич, дополнительное финансирование. Те деньги, которые выделены, практически получены, сегодня проходит вторая волна. Люди, ветераны верят, что государство выполнит свои полномочия, и вот заявки подают, документы дополнительно.

И ещё хотелось бы один вопрос. Казалось бы, он уже заезженный, но всё-таки нужно, наверное, вернуться – это ветеран труда и полномочия субъектов Российской Федерации. Каждый субъект в зависимости от своего бюджета предоставляет разные льготы. Допустим, у нас льготы 50 процентов проезда пригородным железнодорожным транспортом, 75 процентов – зубопротезирование, и установлен единый проездной билет стоимостью 200 рублей. Ну соседи, Калужская область получше живёт – дополнительные льготы. Может быть, стоит всё-таки ещё раз вернуться и установить льготы единые для каждого субъекта Российской Федерации, а не в зависимости от состояния бюджета? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Пожалуйста, кто хотел бы ещё добавить что-то? Давайте вот нашей гостье из Общественной палаты слово дадим.

Е.НИКОЛАЕВА: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич.

Вы знаете, я хотела бы отметить очень серьёзно проработанный доклад, мы внимательно его изучили. Но хотели бы обратить внимание на несколько моментов, которые не относятся напрямую к органам государственной власти, но, на мой взгляд, имеют очень серьёзное значение.

Когда мы анализируем ситуацию с пожилыми гражданами Российской Федерации, очень многие отмечают ту ситуацию, которая сейчас стала очень болезненно восприниматься в обществе, в первую очередь это утрата семейных ценностей. Это говорит о том, что в обществе сейчас происходит атомизация, утрата родственных связей. И то, что всегда было традиционно на Руси, скажем, уход за престарелой матерью или за престарелым отцом, на сегодняшний момент является практически исключением. Понижен уровень солидарной ответственности в обществе, заботы о пожилых людях. И это отношение в обществе, на наш взгляд, является губительным. И очень важно на сегодняшний момент поставить это в область социальной политики в России – восстановление связей между поколениями, а не только обращение к государству: вы нам обязаны.

Очень важно отношение и работодателей к работникам. Я сама являюсь работодателем и хочу сказать, что у себя отмечаю, что наиболее профессиональные кадры у меня – это люди старшего возраста, и я стараюсь их удерживать всеми возможными способами. Но, к сожалению, это, скорее, исключение из правил, и важность, скажем так, особого подхода к людям старшего возраста, возможность их профессионального участия именно в образовании подрастающего поколения и тем самым их социализация, мне кажется, тоже является очень важной тенденцией.

Хотелось бы отметить всё-таки достаточно низкую популярность благотворительной деятельности в области отношений к пожилым людям. Тому есть ряд причин, то есть у нас есть какие-то мейнстримы, и в них в основном благотворители готовы участвовать. Пожилые люди пока ещё не являются мейнстримом, а очень хочется, чтобы они таковыми являлись.

Есть некоторые наблюдения, связанные с образами, которые создаются у нас в средствах массовой информации. До сих пор у нас навязывается образ успешного молодого, здорового хозяина жизни. В этом смысле пожилой человек чувствует себя как бы выброшенным из этой жизни. Могу привести опять пример своей бабушки, которая работала до 70 лет, была очень активной, возглавляла аптекоуправление в городе Одессе. Как только она ушла с работы, через три месяца она угасла, хотя заболевания все были те же самые. То есть отсутствие такого социального подхода, востребованности прежде всего, на мой взгляд, и является, скажем так, тем фактором, который предполагает более ранний уход старшего поколения. Этот страх перед старостью стал признаком сегодняшнего дня.

Что мы в Общественной палате сейчас активно стимулируем? В первую очередь это стимулирование общественных организаций, некоммерческих организаций, которые занимаются проектами в области пожилых людей. Один из примеров могу привести. Конечно, интернет очень здорово, к сожалению, не все пожилые люди умеют общаться с интернетом. Мы выбрали для себя самый простой старый способ: просто взяли и выбрали всё законодательство, связанное с пенсиями, чтобы нашим пожилым гражданам не было необходимости ходить каждый раз по каким-то социальным учреждениям и получать юридические консультации, когда это можно сделать в одной книге, где очень понятно изложено всё, что есть, с точки зрения, куда обращаться, какие документы нужно приобретать. Это всё бесплатно раздаётся гражданам, это один из проектов некоммерческих организаций. И таких проектов много. Проект, например, аналогичный, о котором рассказывали, – проект социального телефона, только он более обобщённый и сделан в рамках одного муниципального образования, где гражданин имеет возможность по социальному телефону позвонить на «горячую линию» и задать любой вопрос: у него протечка; у него кто-то стучится в дверь, он не знает, что с этим делать; или, например, есть люди, которые действительно иногда в очень сложных ситуациях, особенно когда они одинокие и лежачие, есть проблема с лекарствами, есть проблема просто с доставкой продуктов питания на дом. И мы должны понимать, что пожилой человек не всегда может дозвониться по телефону, например, 8-800, и так далее. Если телефон с одной кнопкой, это гораздо более удобно для пожилого человека.

К чему я это всё рассказываю? К тому, что существует очень много интересных некоммерческих проектов, и мы должны вовлечь некоммерческий сектор в эту сферу, в оказание в том числе и социальных услуг. На сегодняшний момент это происходит не благодаря, а вопреки той нормативно-правовой базе, которая у нас присутствует.

Я хотела бы отметить, Дмитрий Анатольевич, что тот закон, который Вы инициировали и который был принят по поддержке некоммерческих организаций, социально ориентированных, даёт сейчас очень серьёзный толчок к развитию таких организаций. Но на сегодняшний момент не хватает механизмов. Какие механизмы мы считаем чрезвычайно важными, и мы очень активно их обсуждали с Министерством экономического развития – это, конечно, та федеральная программа, которая бы могла стать стимулом в развитии некоммерческих организаций в социальной сфере, в оказании социальных услуг. Наша с вами задача – задать определённые социальные стандарты и устроить ту самую конкурентную среду, о чём в том числе говорилось в докладе, и мы очень это поддерживаем. Наличие такой федеральной программы сейчас очень серьёзно обсуждается. Министерство экономического развития внесло такие предложения, но, к сожалению, мы её пока не увидели, очень надеемся, что хотя бы в весеннюю сессию она найдёт своё отражение, и именно взаимодействие с пожилыми людьми, те проекты, которые в области поддержки пожилых людей могут стать просто приоритетными, пилотными проектами для отработки вот этих возможностей для действий некоммерческих организаций.

Также мы должны вовлечь бизнес в оказание социальных услуг. Это очень серьёзная, большая сфера, которая изначально требует регулирования, а потом соответствующего контроля за деятельностью этих учреждений. Мне кажется, Общественная палата здесь могла бы сыграть достаточно серьёзную роль. Мы готовы здесь очень активно и плотно поработать. Ждем Вашего согласия и участия в развитии этой федеральной программы. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое.

Давайте тогда, Виктор Фёдорович, Вы.

В.БАСАРГИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники президиума!

Хотел бы прокомментировать то, что было сказано по обеспечению жильём ветеранов Великой Отечественной войны. Хотел бы сказать, что в 2008 году на реализацию этой программы, связанной с Вашим указом, Дмитрий Анатольевич, было направлено чуть более 8 миллиардов рублей. В следующем, 2009 году мы на эту программу направили уже 45 миллиардов рублей. В этом году направлен 101 миллиард рублей. И я хотел бы сказать, что только в этом году мы нашим ветеранам Великой Отечественной войны построим более 100 тысяч квартир. А в целом за два года – 2009 и 2010 годы – нами будет сдано жилья для ветеранов Великой Отечественной войны – это мы понимаем, как раз пожилые люди в возрасте уже за 70, далеко за 70 лет – свыше 125 тысяч. В этом году мы ещё распределим 16 миллиардов рублей. И, более того, на следующий год зарезервировали в бюджете ещё 10 миллиардов рублей. Я думаю, что эту программу мы реализуем в полном объёме, который был предусмотрен.

Сегодня у нас на учёт встало ветеранов Великой Отечественной войны, которые нуждаются в улучшении жилищных условий, 146 тысяч. И я хотел бы на президиуме ещё раз сказать, что эту программу мы реализуем в полном объёме.

Всё, что касается других программ тоже, по ветхому жилью, я хотел бы сказать, что в этом году мы впервые перешли к утверждению региональных программ. Практически половина субъектов, которые здесь присутствуют, они уже эту процедуру прошли. Татарстан открывал эту программу, мы утверждали. В чём её принципиальное отличие от прошлых программ? Там появилась адресность.

Вот мы сегодня говорим по пожилым людям, по ветхому жилью, что 760 тысяч семей у нас проживают в ветхом жилье, мы говорим, что в рамках этой программы будут отдельные разделы, касающиеся обеспечения как раз пожилых людей жильём. Более того, мы сосредоточились на том, что так же, как в рамках программы по ветеранам, эти люди приближены к определённым социальным услугам, то есть они уже получают весь набор социальных услуг. Это связано и с мобильной помощью, это связано с психологическими службами, это связано с медицинской помощью. То есть мы стараемся сосредоточить эту категорию.

Кроме этого, сегодня мы в рамках этих программ видим, что, допустим, о чём Дмитрий Владимирович говорил, что необходимо не только обеспечить его жильём, но и приблизить к услуге. То есть если он сегодня живёт на селе, ему уже за 80 лет, пожилой человек, мы его стараемся переселить в населённые пункты, которые имеют перспективу, и туда, где эти социальные услуги даются по более низкой цене. И такая программа тоже сегодня совместно с Минздравом, Министерством регионального развития, совместно с регионами разрабатывается. Поэтому мы в этом направлении работаем.

По ЖКХ, я думаю, что мы тоже в ближайший месяц покажем всю структуру и как это отражается сегодня в том числе на кошельке наших пожилых людей.

Д.МЕДВЕДЕВ: По ЖКХ мы отдельно будем работать, это тема такая, может быть, с одной стороны, более резонансная на первый взгляд, с другой стороны, в общем, не менее сложная, чем в целом социальное самочувствие пожилых людей.

Эльвира Сахипзадовна, пожалуйста.

Э.НАБИУЛЛИНА: Спасибо.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Я хотела коротко затронуть три вопроса.

Первый – это занятость пожилых людей. Цифра, которую сейчас представило Минздравсоцразвития, показывает, что из 30 миллионов 8 миллионов работают, а 12 готовы работать – условно, 12 миллионов, – включиться в активную трудовую жизнь. Здесь вопрос не только готовности работодателей и работы с работодателями, чтобы они принимали пожилых людей, людей старшего возраста, но реально программы повышения конкурентоспособности лиц старшего возраста на рынке труда. На наш взгляд, к тому, о чём уже говорилось, можно было бы добавить следующее.

Разработка программ специальной занятости и обучения лиц предпенсионного возраста за три–пять лет до пенсии, если эти лица испытывают сложности на рынке труда. Такие программы есть в других странах. Допустим, если люди предпенсионного возраста в течение полугода-года не могут устроиться на работу, то нужны какие-то специальные программы обучения, чтобы повысить конкурентоспособность и возможность найти рабочее место людям, которые готовы работать. Это первое направление.

И второе. Я хотела бы продолжить то, что сказала Елена Леонидовна по социально ориентированным некоммерческим организациям. Вы в апреле подписали закон, и, действительно, поддержка социально ориентированных некоммерческих организаций очень многое может дать как с точки зрения целевой ориентации этих некоммерческих организаций, чтобы они работали с пожилыми людьми, так и вовлечения в работу этих организаций молодых пенсионеров. Поэтому сейчас, конечно, нам нужно подготовить не только федеральную программу. Основной упор делается на региональные программы. Мы должны поддержать регионы на местах. И здесь нам нужно будет ещё дорешать вопрос, который не решён. И я должна об этом сказать – о финансировании этой программы в 2011–2013 годах, потому что без финансовых ресурсов эта программа не будет работать. А реально она может дать очень большой эффект, потому что решение будет не только с помощью бюджетных денег, но и вовлечения внебюджетных средств, волонтёрства и благотворительности.

Могу сказать только о потенциале этой программы. У нас сейчас в денежном эквиваленте потенциал осуществляемой программы волонтёрства и благотворительности где-то 14,5 миллиарда рублей. Средний уровень в развитых странах, если переводить на наши деньги, 100 миллиардов, в странах-лидерах – 200 миллиардов. То есть мы можем в десятки раз повысить вовлечение в эту сферу небюджетных средств не очень большими бюджетными средствами. Это вторая тема, на которую я хотела обратить внимание.

И третья, которую подняла Светлана Юрьевна, говоря о наших многофункциональных центрах. Хотела поправить, что у нас не 48 центров, а уже 100 центров в 48 субъектах Российской Федерации. Они работают. И, конечно, мы посмотрим, может быть, ориентировать регламенты этой работы для пожилых людей. Потому что это не просто «одно окно», где собрались разные ведомства, это определённый стандарт работы, в том числе, может быть, и стандарт работы с пожилыми людьми. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Алексей Леонидович, давайте будем заканчивать.

А.КУДРИН: Уважаемые коллеги!

Хотелось бы поддержать доклад в том смысле, что проведена ревизия всех подходов к обеспечению пожилых людей. Он представляет собой большой интерес и предмет для дальнейшей работы.

Вместе с тем я хотел бы сказать, что, на мой взгляд, не определено главное понятие – «пожилые люди». В данном докладе к пожилым людям относятся все пенсионеры. У нас есть досрочные выходы на пенсию – и в 40 лет, в 45, у нас низкий пенсионный возраст. Должны ли мы обобщать и приравнивать пожилых людей к пенсионерам – здесь нужно ещё посмотреть, но для данного доклада здесь взят именно этот подход. По-видимому, мы будем отличаться от других стран, где к пожилым людям относятся более высокие категории, более пожилые люди.

Я считаю, правильно в докладе отмечено, что главным обеспечением является пенсионное обеспечение, и достойная пенсия является главным финансовым ресурсом, который мы используем. Вместе с тем я бы хотел отметить, что в докладе недостаточно говорится о несбалансированности именно пенсионной системы и риска, который сегодня у нас есть для обеспечения достойной пенсии. Сегодня пенсионная система имеет примерно 30 процентов дефицита. Ну вот из федерального бюджета в этом году будет перечислено 1116 миллиардов рублей, а после повышения страховых взносов в следующем году этот дефицит уменьшится до 875 миллиардов, а с 2013 года он снова вернётся к величине 1 триллион 100 миллиардов из федерального бюджета. То есть мы имеем пока несбалансированную пенсионную систему, и по всем правилам развития такого рода систем это или вызывает риски недостаточной в будущем индексации этих пенсий, или искажения расходов федерального бюджета, который также имеет другие там задачи.

Хочу сказать, что в этом году был сделан очень серьёзный и решительный шаг в обеспечении этой категории граждан в части обеспечения минимального прожиточного минимума и пенсий. Эта работа проходит, и это, конечно, глобальная, существенная поддержка всех пенсионеров.

Вторая системная мера, которая может существенно улучшить поддержку пенсионеров, – это закон об ОМС, обязательном медицинском страховании. Сейчас он находится во втором чтении, он ещё обсуждается, есть много поправок, поэтому окончательная версия этого закона будет определена в ближайшее время, в ближайшие месяцы. Вместе с тем именно этот закон и должен учесть особенности этой категории граждан и обеспечить достаточные медицинские услуги, в том числе амбулаторные и стационарные, и помощь на дому. Поэтому фундаментальность этого закона для дальнейшей жизни этой категории очень высока, и качество завершения этой работы над законом тоже определит ситуацию в этой сфере.

Я бы ещё один момент, скорее, недостаток доклада отметил. В последние годы мы всё больше должны, и мы между собой так договорились, говорить об адресности поддержки. Всё-таки мы имеем очень много расходов социального характера. Например, субъекты Российской Федерации по разделу «социальная политика» тратят 1 триллион 200 миллиардов рублей. Там не только пенсионеры, но пенсионеры составляют значительную часть в той части, которая относится к полномочиям субъектов. Повторяю, около 1 триллиона 200 миллиардов – это общие расходы субъектов, более 500 миллиардов только на пожилых людей тратят федеральные бюджеты, это без дефицита Пенсионного фонда и пенсионных расходов. В этой связи расходы очень высокие. И для федерального уровня, и для субъектов они очень значительны. Но адресность их очень низкая. У нас категории граждан поддерживаются независимо от их социального или материального положения. Мы всё-таки должны больше двигаться в области адресности и поддержки тех, кто в большей степени нуждается. Это позволит нам те же самые ресурсы использовать более эффективно.

Вместе с тем в нашем протокольном решении сейчас даётся предложение снова по категориям: и в части лекарственного обеспечения, и в части зубопротезирования, и в части некоторых других. Мне кажется, здесь от такого рода категорий нужно уходить больше к адресности. Это здесь прозвучало значительно меньше.

Я ещё раз подчеркну, что субъекты, как правило, к нам на федеральный уровень обращаются с тем, что уровень социальных расходов и поддержка социальных платежей уже предельные. Он мешает заниматься развитием, строительством инфраструктуры, поддержкой других задач. В этом смысле мы не видим возможности сейчас увеличивать расходы. Увеличивать расходы требовало бы повышения налогов. Мы видим возможность эффективнее использовать те ресурсы, которые сегодня есть, повысить адресность использования этих ресурсов. А это требует существенной переработки некоторых программ.

Я могу сказать, что в протокольном решении ещё обозначаются четыре вида субсидий. Может, то, что Эльвира Сахипзадовна [Набиуллина] сказала – это будет пятое – в отношении поддержки занятости за счёт использования федерального бюджета. Совершенствование медицинской помощи в лекарственном обеспечении, в том числе зубопротезирование, в отношении мобильных бригад по обеспечению, в том числе за счёт федеральных расходов, реализация льготных программ лекарственного обеспечения, расширение перечня дорогостоящих лекарственных средств – это всё потребует дополнительных субсидий. Скажу сегодня, у нас из федерального бюджета 69 субсидий, и предполагается, что на какие-то средства из федерального бюджета субъект добавит свои, причём в значительной степени, больше половины. Это лежит на субъектах, а мы будем помогать и стимулировать.

Но субъект сегодня, по сути, связан. Вот каждая из 69 субсидий ему предлагает дополнительную помощь, но в случае, если он добавит свою, суммарно делает невозможным ему участвовать во многих субсидиях, или в некоторых он участвует абсолютно формально, как-то символически, чтобы показать, что и по этому направлению он участвует в субсидии. Реально эта система поддержки уже неэффективна, и нам нужно или сокращать количество субсидий радикально с 69, а это, кстати, и контроль соответствующий, который с нашей стороны осуществляется, и концентрировать на приоритетных направлениях такие формы и виды поддержки. Но вот такое расширение на четыре субсидии и эффективность у меня вызывает некоторое беспокойство, как это будет впоследствии работать и найдут ли субъекты эти ресурсы в условиях, когда пока что их бюджеты дефицитны. Три субъекта сегодня находятся на пределе своих дефицитов. То есть эти субъекты точно не смогут найти эти возможности, даже если мы будем их обуславливать субсидиями. И опять получится лучше ситуация у тех, кто имеет эти ресурсы или ресурсы имеет чуть побольше.

Здесь Татьяна Алексеевна задала очень серьёзный вопрос: правильно ли мы разграничили полномочия и насколько мы сегодня готовы на федеральный уровень поднимать некоторые виды такого рода поддержки, некие программы составлять? Здесь есть, например, в протокольном решении, необходимость разработать и утвердить на федеральном уровне, Правительству, реализацию схемы регионального развития и размещения стационарных учреждений социального обслуживания. Это то, что относится, безусловно, к полномочиям субъектов. Я здесь соглашусь в том, что методическая и нормативная поддержка должна, конечно, быть усилена существенно. Но увеличивать финансовую поддержку субъектов пока не вижу возможности в рамках сложившихся пропорций федерального бюджета субъектов. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Александр Дмитриевич, пожалуйста.

А.ЖУКОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Я думаю, что доклад является весьма полным и достаточно объективным, и наиболее слабые места описывает. Набор действий, который предлагается, на мой взгляд, является очень полезным. Я просто некоторые, на мой взгляд, наиболее важные вещи отмечу.

Это, безусловно, необходимость более активных действий на рынке труда, с точки зрения пожилых людей. Это и экономически, мне кажется, просто необходимо в сегодняшней ситуации для нашей страны, и, конечно, с точки зрения поддержки пожилых людей тоже. Это должна быть именно адресная работа, я здесь с Алексеем Леонидовичем абсолютно согласен, по специальным программам профессионального обучения пожилых людей и психологической, профориентационной работе, включая и компьютерную грамотность. Я думаю, что мы в рамках тех программ занятости, которыми активно занимались в последнее время, можем эту составляющую существенно, просто должны её существенно усилить.

Что касается медицины, мне кажется, важнейшая вещь – это преимущественное оказание медицинских услуг на дому за счёт активизации посещения врачами пожилых людей. И, на мой взгляд, это в конечном итоге даже даст экономию средств: и удобство, и качество медицинской помощи, и в конечном итоге более рациональное их использование.

Что касается введения бесплатного зубопротезирования, я думаю, это правильная мера, и её нужно будет реализовать. Некоторые достаточно простые вещи, которые не требуют излишних расходов, но являются чрезвычайно важными для пожилых людей, такие как, например, за счёт выписки рецептов в размере трёхмесячной потребности, сокращение очередей к врачам-терапевтам. Это, я думаю, мера всё-таки назревшая. Нам надо эту меру обязательно реализовать. Это будет просто очень важно и полезно.

Расширение обслуживания пожилых людей в форме дневного пребывания с предоставлением возможности активного досуга и адаптивного спорта – тоже чрезвычайно важная и полезная вещь. Здесь даже уже было предложено в докладе организовать всероссийские соревнования для людей старшего возраста в Ханты-Мансийске. Я думаю, что это хорошая идея, и её нужно было бы поддержать.

Как практика показывает, действительно, эти справки об отдыхе доставляют массу затруднений как для самих людей пожилых, так и для чиновников, которые этим занимаются. Не потому, что они вредные, а просто в силу того, что такой порядок, и порядок этот нужно упростить действительно, сделать более удобным и полезным, более удобным для людей.

Закон разработаем, постараемся сделать это как можно быстрее.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Насчёт справок, я всё-таки думаю, Вы несколько либерально к ним относитесь: справки эти вредные – надо прямо так и сказать, потому что они дурацкие. Если справка не нужна – значит, она вредна. Мы из чего исходим: если справку можно отменить – значит, это вредная справка; значит, нужно так и сделать. Мы работали месяц, это время потрачено недаром, потому что мы сумели оценить существующую базу, посмотреть на наиболее слабые места, оценить наши возможности. Они сегодня, действительно, не какие-то сверхъестественные, но они есть. В то же время не такие плачевные, как нам иногда представляется, в том числе и за счёт более рационального перераспределения имеющихся ресурсов, и за счёт более адресного подхода, с этим я полностью согласен. Хотя на самом деле, как это ни парадоксально прозвучит, на мой взгляд, и требования единства льгот, и требования адресности в каком-то смысле взаимодополняют друг друга – нужно просто правильно отстроить приоритеты.

Набор поручений, который здесь подготовлен, я подпишу, кое-что я здесь уже поменял по ходу обсуждения, но тем не менее это большие, серьёзные идеи, под них нужно постараться найти соответствующее организационное обеспечение, а в необходимых случаях – финансовое, даже несмотря на трудности текущего периода. Здесь есть абсолютно конкретные темы, которые мы обсуждали – например, то, что Александр Дмитриевич [Жуков] сейчас сказал по поводу получения гражданами пожилого возраста лекарств по рецепту в объёме трёхмесячной потребности. Давайте это сделаем, это ничего особенного от нас не потребует. Есть и более сложные вещи. В любом случае нам нужно оценить текущее состояние и выйти на новые формы работы. Есть программы, которые мы с вами утвердили давно и которые должны быть безусловно реализованы, я даже не хочу принимать на эту тему никаких соображений. Например, все вопросы предоставления жилья ветеранам Великой Отечественной войны решены, обеспечены деньгами; если есть какие-то сложности территориального характера – обсудите с коллегами из Министерства регионального развития, придумайте какие-то схемы, эти вопросы даже подниматься не должны.

С чем я хотел бы также согласиться из того, что звучало в выступлении наших коллег – в частности, и в выступлениях представителей общественности (Елена Леонидовна об этом говорила): нам нельзя всё бремя заботы о пожилых людях перекладывать на государство; у нас уже и государство другое, принципиально другое. Поэтому люди должны осознать (люди всех возрастов), что забота о людях пожилого возраста – это не только обязанность министров, здесь присутствующих, или каких-то государственных фондов, но это задача для всего общества, это задача общественных объединений, это задача бизнеса. Я вначале об этом сказал и ещё раз скажу: просить деньги у бизнеса на молодёжь, на детей сейчас уже легко, а на пожилых людей – не дают. Такое ощущение, что они, видимо, полагают, что никогда сами не достигнут этого возраста. Нужно поменять мышление на эту тему, это, кстати, связано с целым рядом традиций. Нам нужно от этих советских традиций уйти и вернуться, может быть, к тем традициям, которые были присущи нашему обществу много лет назад, включая религиозные традиции, потому что в каждой религиозной традиции нашей страны уважение к старшим и забота о них всегда была безусловным приоритетом. Конечно, это связано и с уровнем жизни, но в любом случае законодательство о благотворительной деятельности должно быть в большей степени приспособлено к целям поддержки граждан пожилого возраста, это очевидно, потому что это не меньший приоритет, ещё раз подчёркиваю, чем помощь и поддержка молодым людям, помощь и забота о детстве.

Работали немало, есть много поручений, я, ещё раз подчёркиваю, их окончательно посмотрю, и в ближайшее время они выйдут для исполнения.

Спасибо всем.

25 октября 2010 года, 14:30Московская область, Горки

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*