ПЕНСИИ РЫБАКОВ – ЧИНОВНИКАМ!

15.02.2012

15 судебных процессов пришлось выдержать Федору Григорьевичу Вакорину, ветерану Архангельского тралового флота, отстаивая права рыбаков на достойную пенсию.
В свои 80 лет он вынужден обивать пороги кабинетов чиновников, хотя вопрос, волнующий северян, можно было бы решить одним росчерком пера. Но на протяжении целого десятилетия именно этого «росчерка» рыбаки и не могут дождаться.
Речь идет о коэффициенте, который используется при начислении пенсии. Пенсионный фонд при расчете социального пособия берет его по так называемому порту приписки судна. Рыбаки же уверены, что он должен соответствовать районам промысла, в которых они проработали всю жизнь.
«Остановить пенсионный геноцид!» – именно такое жесткое определение социальной политики государства было дано на митинге протеста в центре Архангельска. Не единственном, в котором участвовали рыбаки-ветераны Архангельского тралового флота.
Главный плакат, выставленный тогда на всеобщее обозрение на импровизированной сцене, гласил: «Бедные старики – позор государства». За время, которое прошло с момента митинга, пенсии в стране повышались не раз. Но вот рыбакам так и не удалось добиться справедливости.

В чем же дело?
Если вкратце, то в том, что Пенсионный фонд начисляет социальные пособия рыбакам с коэффициентом, соответствующим не
районам промысла в арктических и северо-атлантических водах, а береговым территориям.
А члены экипажей рыбопромысловых судов получали зарплату с коэффициентом от 1,5 до 2,0. Пенсионный фонд объясняет происходящее тем, что за основу берется коэффициент порта приписки судов, и ссылается на положение о моряках торгового флота.
Однако на работников рыбопромыслового флота должны распространяться другие документы. Расчеты их пенсии должны вестись в соответствии с местом нахождения судна, которое добывало рыбу.
А промысел в течение уже 90 лет рыбаки Архангельска ведут не южнее Баренцева моря, а также в Норвежском, Гренландском и других морях Северного Ледовитого и Атлантического океанов – в основном за Полярным кругом. Границы тех районов промысла были установлены в централизованном порядке: постановлением Госкомитета СССР по вопросам труда и зарплаты и Секретариата ВЦСПС в 1961 году. И коэффициенты в тех районах при начислении зарплаты членов экипажей применялись, как уже сказано, от 1,5 до 2,0.

Неразбериха началась не вчера. Например, ветеран тралфлота Федор Вакорин еще в 1999 году выиграл в Октябрьском райсуде Архангельска дело, добился применения к своей пенсии повышенного коэффициента. Однако коллегия областного суда удовлетворила надзорную жалобу Пенсионного фонда и фактически вернула прежний коэффициент. Представитель Пенсионного фонда заявила тогда, что Вакорину, как и другим пенсионерам из плавсостава тралфлота, пенсию стали в свое время выплачивать с коэффициентом 1,4 на основании 113 го федерального закона 1997 года. Он устанавливал индивидуальный коэффициент для жителей РФ. Но, по словам Федора Вакорина, Конституционный суд разъяснил, что 113 й закон должен применяться к лицам на территории России за исключением Крайнего Севера.
– Таким образом, – говорит ветеран, – Пенсионный фонд этим действием перевел меня и других наших рыбаков из категории работающих в районах Крайнего Севера, к тому же на промысловых судах в море, в категорию береговых работников, работающих в РФ вне Крайнего Севера.

Федор Григорьевич убежден, что работники Пенсионного фонда грубо превысили свои полномочия. И вообще, ему, как и множеству рыбаков-пенсионеров, положено получать пенсию с коэффициентом даже не 1,5, а 1,7. Многим даже и 1,9.
В такой ситуации не только Вакорин. Просто он за свои 36 лет в тралфлоте успел поработать и начальником службы кадров, поэтому законы знает лучше многих. Короче говоря, состоялся уже не один суд, где рыбаки тралфлота пытались добиться истины. Попытки не увенчались успехом. При этом юристы Пенсионного фонда даже пытались доказать в судах, что рыбакам вообще должен начисляться коэффициент 1,2. То есть по месту жительства в Архангельске, не принимая во внимание, что в Законе о Северах 1993 года указано, что пенсия назначается лицам, работавшим в районах Крайнего Севера, независимо от места проживания. Кстати, местом этим во время работы в тралфлоте для рыбаков в течение 9–10 месяцев в году служил траулер, до 1988 года весь плавсостав был прописан по флоту.
Но что же стало основанием для удовлетворения областным судом надзорной жалобы Пенсионного фонда об отмене упомянутого выше решения Октябрьского райсуда? Чем же Пенсионный фонд мотивировал свою надзорную жалобу? Тем, что якобы рыбаки получали зарплату с районными коэффициентами, которые были утверждены Министерством рыбного хозяйства СССР, а не в централизованном порядке.

Комментируя это решение, Федор Вакорин заметил, что 82-я статья КЗоТа говорит о том, что и зарплаты, и коэффициенты устанавливал Госкомитет по труду, а не Минрыбхоз.
В 2002-м году вступил в силу Закон № 173 «О трудовых пенсиях в РФ». В нем в ст. 30 указано, что повышенное отношение при определении пенсионных льгот устанавливается только за работу в северных территориях. В перечне нет морей и океанов, а есть только местности, то есть суша. К ней фактически и «привязал» Пенсионный фонд пенсионеров-рыбаков.
Владимир Лупачев, капитан дальнего плавания, ветеран тралфлота, говорит:
– Как утверждает Пенсионный фонд, тех районов, где мы ведем промысел, нет в списке территорий, для которых установлены районные коэффициенты. Совершенно верно. Потому что мы работаем в международных водах, за пределами 12-мильной зоны нашего государства. А список, на который ссылается Пенсионный фонд, касается только областей РФ и ее территориальных вод. То, что за пределами двенадцати миль, – зона, свободная для мореплавания. На нее юрисдикция Российской Федерации не распространяется. Именно поэтому в свое время по решению ЦК КПСС, ВЦСПС и Совета Министров СССР было принято отдельное постановление 470/9, которое установило районные коэффициенты для тех мест, где рыбаки ведут промысел. Эти коэффициенты действуют до сих пор, и члены экипажей судов рыбопромыслового флота продолжают получать полярную надбавку и соответствующий району промысла коэффициент к зарплате. Неправильно и то, что учитывают приписку наших судов к порту Мурманск, – продолжает Владимир Лупачев. – Наши суда зарегистрированы в Реестре РФ. Это реестр не порта Мурманск, а Российской Федерации. Он единый во всех портах страны. И это закономерно. Тем более что в порту приписки – Мурманске – суда Архангельского тралового флота и члены их экипажей нередко вообще не появлялись лет по 10–15. Поскольку промысел вели в дальних районах Мирового океана, а экипажи менялись, прибывая в порты захода судов с помощью гражданской авиации. Поэтому учитывать формальную приписку наших судов к порту Мурманск вообще абсурдно.

Инга Мельникова, консультант аппарата уполномоченного по правам человека в Архангельском регионе, оценивая ситуацию с пенсиями рыбаков-северян, которая возникла в связи с выходом закона 173 о трудовых пенсиях, как-то сказала на одной из встреч в администрации области, посвященной этой теме:
– У нас закон – что дышло: куда повернешь, туда и вышло. Есть законодатель, который прописал нормы, а есть исполнительная власть. В данном случае это Пенсионный фонд, который трактует закон в свою пользу. Рассудить их с рыбаками-пенсионерами может только судебная власть.
Устами бы Инги Мельниковой да мед пить! В том-то и дело, что и судебная власть, как видим, до сих пор не навела порядок в этом очевидном, казалось бы, вопросе.
И несмотря на то, что на стороне архангельских рыбаков и депутаты Областного собрания, и правозащитники, и профсоюз, дело с мертвой точки так до сих пор и не сдвигается.
Поэтому рыбаки решили вынести пенсионный вопрос на трибуну съезда.

http://atf.1mcg.ru/index.php?press_show&id=18

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике ПЕНСИИ И ЛЬГОТЫ СЕВЕРЯН. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*